Старая песня о главном...

Про принцесс

Кого любят принцы? Правильно, Золушек. Кого любят принцессы? Совершенно верно, Свинопасов. Хуже того, многие Красавицы любят Чудовищ.
Говорят, это правильно. Противоположности притягиваются. Девчонка полюбила хулигана. Так соединились детские сердца, так узнала мама моего отца.
Но, черт подери, страшно. Страшно и под легкими щекотно. Здравствуй, Волчара. Я твоя Красная Шапочка.
И пропадай они пропадом, рафинированные спокойные молодые люди на дорогих машинах и Кастанедой на устах. У вас есть все, кроме главного - желания вам покоряться, бросать все и убегать за вами на край света. А вы и не зовете. Вы предлагаете роскошные квартиры и двоих детей в ближайшие десять лет.
А я люблю Бременского Музыканта.


В. Полозкова

Вечная тема

Я улыбаться перестала,
Морозный ветер губы студит,
Одной надеждой меньше стало,
Одною песнью больше будет.
И эту песню я невольно
Отдам на смех и поруганье,
Затем, что нестерпимо больно
Душе любовное молчанье.

              А. Ахматова 

Безъязыкость...


Иногда понимаешь, что безъязык: ты знаешь сотни тысяч слов, но организм собеседника просто не содержит нужных ферментов, чтобы потребить твое сообщение, расщепить его на простые составляющие и добыть смысл; вы смотрите друг на друга как два человека по двум сторонам реки, через которую нет ни моста, ни брода. Нет ни одного понятия, которое в его мире означало бы то же самое, что в твоем; он злится, думая, что ты над ним издеваешься; тебе хочется выть каждый раз, когда вы обсуждаете что-то сложнее заказа в кафе. Нет дня, чтобы вы не пытались, и дня, чтобы хоть один почувствовал, будто что-то объяснил. Один стаскивает телефон и бумажник со стола, встает и выходит из помещения, и от резкого движения воздуха у тебя подлетают волосы; другая приходит на кухню, утыкается тебе в руку и начинает горько плакать. Ты куришь и думаешь о большой иронии всего на свете: ты, например, можешь за полчаса убедить едва знакомого человека, почему не страшно умирать, но найти способ быть услышанным тремя, как минимум, ближайшими людьми, не можешь годы и мечтаешь только о комнате, пустой комнате с диваном и окном, куда за баснословные деньги пускали бы посидеть в обнимку непонятым с непонимающими, совершенно молча, без права ни на единый вопрос. 
                       В. Полозкова


пол